Бытовые услуги часто не по карману жителям региона

Бытовые услуги часто не по карману жителям региона

   В регионах становится все меньше бытовых услуг, предоставляемых населению. Например, в Рязани в советские времена Дом быта был одной из достопримечательностей города. Огромный, в шесть этажей, он вмещал в себе всевозможные ремонтно-швейные мастерские и ателье. Когда начались экономические реформы, цеха постепенно стали закрываться, некоторые площади переквалифицировались в торговые. Затем он и вовсе перестал функционировать, и огромное здание в центре города некоторое время попросту пустовало.

   А потом частный инвестор превратил Дом бытовых услуг в обширный торговый центр, в котором есть все, что угодно – продукты и бытовая техника, ресторан и косметический салон, ювелирные украшения и спортивные товары, развлекательный комплекс и салоны модной одежды. Вот только бытовых услуг нет ни на одном из шести этажей.

   В Краснодаре тарифы на бытовые услуги растут постоянно. Предприниматели поясняют, что повышают расценки, чтобы компенсировать себе очередное подорожание продуктов. Так, билет на помывку в бане с 70 руб. вырос до 90 на одного человека, примерно такой же «взлет» показали и химчистки с прачечными. По старым расценкам продолжают работать лишь только салоны татуировок.

   На сегодняшний день самая дефицитная в городе услуга – ремонт обуви. Маленькие, привычные глазу будки в центре Краснодара исчезли почти все. Держатся только бывшие комбинаты бытового обслуживания, и то число их заметно сократилось. Сапожным ремеслом сейчас занимаются в основном пожилые люди, у молодежи эта профессия не в почете. Ее не привлекает даже то, что услуги постоянно растут в цене. Так, за год простая набойка на каблук стала на 20% дороже.

   Но если сапожники все же держатся, то другие бытовые службы закрываются одна за другой. Например, количество химчисток сократилось почти в два раза.

   Есть и невиданная до недавних времен проблема – починить сломавшийся монитор компьютера. В телемастерских за эту работу не берутся, и в городе есть только один мастер, который готов починить монитор. Понятно, что желающие выстраиваются в очередь. А ведь ремонтом и наладкой компьютеров в городе занимаются сотни специалистов.

   В Самаре до начала 90-х годов работало государственное предприятие – Дом быта «Горизонт». В 11-этажном монолитном здании, расположенном в центре города у Волги, можно было постричься, сшить и погладить одежду, отремонтировать бытовой электроприбор, постирать. Потом была приватизация, многолетняя борьба за собственность, длительные судебные тяжбы. Из более чем 750 сотрудников, которые работали в «Горизонте», осталась треть, оборудование ветшало.

   Тем временем в Самаре и других городах области появилось множество частных «точек» быта. Тарифы там немалые. Например, ремонт обуви обойдется в 150–300 руб. Простая набойка на каблук стоит 170 руб. Вшить в куртку «молнию» в ателье – 200 руб., а у вьетнамцев, работающих прямо под открытым небом, в два раза дешевле. 1 кг белья в самарской прачечной стирают за 80 руб. Если одежда фасонная – уже 100. Самая дешевая мужская стрижка – 170, женская – 200 руб. Но поскольку дамы хотят «выглядеть», меньше чем в 500 не уложиться.

   Такие цены кусаются для большинства самарцев, поэтому и стричься, и ремонтировать обувь, и стирать они теперь предпочитают сами.

   В центре Петербурга безраздельно властвуют бутики. «Хватит бутиков!» – воскликнула губернатор Петербурга Валентина Матвиенко на заседании Общественного совета по развитию малого предпринимательства, которое прошло в начале апреля. Такова была реакция градоначальницы, когда она, ткнув пальцем в карту города, обнаружила полное отсутствие бытовых услуг в Центральном, Адмиралтейском, Василеостровском и Петроградском районах.

   В течение месяца чиновники должны разобраться с нехваткой услуг в центре второй столицы.

   Между тем, несмотря на то, что система домов быта в городе давно развалилась, она не умерла – в этой сфере занято около 40 тыс. человек, которые оказывают более 600 видов услуг.

   По данным комитета экономического развития, промышленной политики и торговли, на рынке бытовых услуг в Петербурге лидируют салоны красоты. В структуре услуг наибольший удельный вес занимают парикмахерские (29%), ремонт, покраска и пошив обуви заметно отстают – 11%, а на пошив и ремонт одежды приходится лишь 7%.

   В центре города, где арендная плата слишком высока, салоны и ателье действительно выживают с трудом. В спальных районах им работать попроще, поэтому там до сих пор на плаву остались около 20 старых домов быта. В них, как правило, сохранились приемные пункты химчистки, мастерские по пошиву и ремонту одежды, прачечные, ремонт часов, изготовление ключей, фотоателье.

   А вот мастерские, оказывающие недорогие бытовые услуги, еле сводят концы с концами – помещения, в которых они располагаются, зачастую не ремонтировались лет по десять. Мелкие арендаторы не могут «вложиться» в ремонт, потому что такие расходы для них разорительны. И хотя клиентам не по нраву требующие хотя бы косметического обновления внутренние интерьеры и полуразрушенные ступени, сами «бытовики» на все это не обращают внимания.

   В поселке Чердаклы (35 км от Ульяновска, 11 тыс. жителей), как это ни странно, есть все, что душе угодно. Правда, со своей, местной спецификой. Есть даже салон красоты под романтично-интригующей вывеской «Дежавю», расположившийся во вполне респектабельном особняке из красного кирпича. Прейскурант приятно удивляет демократичными ценами: постричься здесь можно всего за 70 руб. Любителям экзотики могут заплести африканские косички в чердаклинской интерпретации или сделать ногтевой пирсинг за 50 руб.

   В местную баню попасть крайне сложно, потому как работает она лишь раз в неделю – по субботам. Невзрачное здание разместилось на самой окраине. На двери огромный навесной замок и предельно короткий прейскурант – одна помывка стоит 35 руб., дети до семи лет обслуживаются бесплатно.

   Под крышей чердаклинского универмага обитает часовщик. «Ждать хорошего не приходится, – печально признается он. – Аренда здесь шибко дорогая». Чтобы удержаться на торговых просторах местного ЦУМа, ему пришлось диверсифицировать бизнес – заниматься еще и оформлением подарков, заворачивая их в цветную бумагу.

   В поселке прекрасно себя чувствует и бюро ритуальных услуг. «Вот, ознакомьтесь, – протягивает прейскурант подтянутый молодой человек, на лице которого трудно заметить печать скорби. – У нас как раз новые гробы появились, очень эффектно смотрятся».

   Обувной мастер своими силами соорудил киоск у дороги, в котором вот уже несколько лет ремонтирует местным жителям каблуки и меняет подметки. Это о таких, как он, недавно говорил губернатор Ульяновской области Сергей Морозов: мол, поставили «курятники на курьих ножках», весь вид портят. «Если я сегодня умру, то завтра в Чердаклах обувь больше никто не починит», – объясняет сапожник.

   Такие мастера – «последние из могикан». В областном центре их уже практически не осталось. В маленьких городах и поселках умельцы еще есть, но арендная плата окончательно загнала их в угол. А в Чердаклах считают, что такому сервису здесь не место.

   




Источник: www.gribmed.ru

Похожее

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.